База событий

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре
Февраль 2016
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
  • 2016
  • 2017
  • 2018
Июль 2018
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
  • 2016
  • 2017
  • 2018
Применить

«При обращениях в банк с просьбой разблокировать счет предприниматель даже не знает, сколько ему ждать!»

1 Марта 2018
С 2017 года предприниматели начали массово сообщать о блокировках счетов либо приостановке операций, и в последнее время количество обращений сильно увеличилось, также бизнес сообщал о приостановлении работы онлайн-банков. При этом предприниматели не понимают причин блокировок или приостановления операций, причин этого кредитные организации не поясняют, как возобновить работу — тоже. Это парализует работу предприятий на долгий и неопределенный срок. Зачастую предпринимателям, которым заблокировали счет в одном банке, не соглашаются открыть счет в другом, то есть фактически они не могут продолжить работу.
Ранее в Совет по предпринимательству обратился представитель ООО «Рина Хим Транс» Азат Миргалиев — компании заблокировали счет в банке, на котором «зависло» 800 000 рублей. Причин блокировки ему не пояснили. После этого компания обратилась в «Сбербанк», и там согласились открыть ему счет.

«В прошлом году мы надеялись, что ситуация рассосется, но пока видим только, что она ухудшается», — начал встречу с представителями крупнейших банков Уполномоченный по защите прав предпринимателей Тимур Нагуманов. Он рассказал, что проблемой занимается также федеральный Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов; 30 марта начнет работу штаб по рассмотрению ситуаций тех, кому Центральный банк России отказал в разблокировке. «Нам важно понять, с чем связана эта проблема и как ее решить, чтобы дать предложения руководству республики», — обратился к собравшимся Нагуманов.

Главный эксперт Совета Венера Камалова разъяснила ситуацию с позиции бизнеса: в прошлом году было произведено 500 000 блокировок, что равняется количеству субъектов малого бизнеса. «Ранее подобное происходило при камеральных проверках, но тогда хотя бы были понятны механизм и причины — но сейчас банк не всегда объясняет, почему это происходит, и как снять блокировку. Нет механизма, нет и профилактической работы — тогда заранее бы предоставлялись обоснования проведения каких-то операций», — перечислила Камалова. По ее словам, «под прицелом» находятся экспортные сделки, связанные с входящим и исходящим НДС и другие. «Самые уязвимые субъекты предпринимательства — малый бизнес, у кого нет в штате, как правило, юристов и бухгалтеров (хотя и это не гарантия избежать блокировки). Здесь, по нашему мнению, происходит замена понятий, государство фактически применяет механизм приостановки деятельности предприятий на неопределенный срок», — добавила эксперт.

Начальник отдела финмониторинга и валютного контроля Нацбанка Татарстана Алсу Садыкова попросила не путать понятия блокировки денежных средств, отказа в совершении операций и приостановления операций — блокировка происходит, если юрлицо находится в перечне экстремистских организаций, который формируется правительством. «Приостановление, отказ от совершения операция кредитная организация совершает на основании ст. 7 закона 115-ФЗ. Это не блокировка», — пояснила она. Председатель совета банковской ассоциации Татарстана Людмила Китайцева отметила, что так как обратившейся в Совет компании не отказали в другом банке, значит, она не находится в реестре.

«Мы просто хотим понять механизм, согласно которому выносится блокировка либо приостановление операций по счету. В феврале мы узнали, что наш расчетный счет в банке заблокирован — от сотрудников банка до нас довели информацию», — рассказал Азат Миргалиев. После этого он направил обращение 7 февраля руководителю своего банка, но ответа на момент встречи так и не получил. «Для нас это был единственный счет, и это плохо повлияло на отношения с контрагентами. Ответ от банка мы не получили, и мы не уверены, что в другом банке, где мы открыли новый счет, не возникнет такая же ситуация», — добавил он. Он подчеркнул, что компании должны знать, какие действия от них ожидают кредитные организации, чтобы таких ситуаций не случалось, — а если уж они сложились, что нужно сделать, чтобы разблокировать счет и спокойно вести деятельность, платить зарплаты и уплачивать налоги. Нагуманов согласился: «Любой регулятор часто говорит, любой, что бизнес сам должен знать все правила, но это невозможно, а теперь еще и неизвестные требования банков».

Александр Михайлицын, представитель «ВТБ24», рассказал, что существуют формальные критерии, по которым понятно, что бизнес ведется — если есть договор аренды, штатное расписание, трудовые договоры. «И если мы проверили, что клиент нормальный, не террорист, мы можем работать дальше. Но это индивидуальная процедура, единственный механизм для бизнес-подразделения банка. У нас 33 офиса, и я должен лично убедиться, взять на себя ответственность, чтобы отстоять клиентов», — рассказал он.

Представитель «Сбербанка» Арсений Колобов поддержал коллегу: «Есть четкий перечень, по которым определяются подозрительные операции», — заключил он. Нагуманов попросил участников уточнить: эти «четкие критерии» для всех банков общие, или все-таки у каждого свои, выяснилось, что критерии определены законом, а для решения проблем можно использовать процедуру арбитража в банках: «Те, кто прав, должен обратиться. К первому лицу обратиться тяжело, надо процедуру обращать. В „Сбербанке“ надо обращаться к клиентскому менеджеру». На вопрос Уполномоченного о сроках Колобов ответил лишь, что сроки и процедуры во всех банках разные. «Сами банки могут оптимизировать процедуру? Не странно ли это делать с нашей стороны?» — отреагировал Уполномоченный.

Представитель «Ак Барс банка» Айдар Багавиев рассказал, что в квартал банк закрывает порядка 1000 счетов. Фактически право отказов у банков возникло в 2014 году, в 2015 началась активная борьба с сомнительными операциями. Несмотря на то, что в 2017 году историю растиражировали, тогда это число уменьшилось на 25%, по сравнению с 2016: «Возможно, это произошло из-за уменьшения количества „черных“ клиентов». По его словам, просто так отключить клиент-банк нельзя: если есть сомнения, предпринимателю сначала отправляют запрос на предоставление документов. В АББ срок составляет три дня, и, если документы не подтверждают нормальный характер деятельности, происходит приостановление, рассказал он.

«У Центробанка жесткая позиция, и проще просто отказать клиенту с позицией „зато меня не накажут“. Банки перестраховываются», — сказала Китайцева, и это мнение поддержал представитель «Сбербанка»: по его словам, в Уголовном кодексе есть две нерабочие статьи по обналичиванию, и крайними становятся банки.

Венера Камалова напомнила, что блокируют счета люди, которые могут не знать специфику бизнеса, но знают требования ЦБ, они не учитывают, что, возможно, у бизнеса есть экспортные операции. Она отметила, что экспорт является одной из важных отраслей, и министерство экономики выделяет миллиарды на поддержку этих операций, но в банке предпринимателям отказывают. «Это судьбы людей, которые останутся безработными, надо по сути вникать, а не формально. Недопустимо подменять службами банков функции налогового органа по оценке „чистоты“ сделки с точки зрения налоговой оптимизации и применения недопустимых действий по снижению налогооблагаемой базы. Ни одна инструкция или рекомендация органа не сможет учесть ежедневные бизнес-решения руководителя компании по увеличение доходности и успешности компании», — сказала она.

Представитель компании «Аудэкс» Тахир Самиев заявил, что так и не услышал, что есть единое отношение к обращению клиента в банк при приостановке или блокировке: «Клиент оказался в замкнутой ситуацией, где ему везде отказывают из-за каких-то списков, в условиях, когда первый банк не дал ему каких-то пояснений о причинах блокировки. Нет механизма взаимодействия с банком для принятия соответствующих мер». Необходимо разработать отдельное положение для регуляции этого взаимодействия со сроками ответа на обращение по примеру любых органов исполнительной власти — например, ФНС четко отвечает по основаниям для отказа, продолжил предприниматель. Он отметил, что у каждого банка свой способ, но необходимо их унифицировать, а у бизнеса должна быть возможность обжаловать решение: «А сейчас предприниматель не знает, сколько ему ждать даже!»

«Нам было бы интересно экспертно посмотреть на то, как эти процедуры выглядят в разных банках — как это происходит, сроки. Потому что звучит, будто по-разному происходит, и вы вроде очень стараетесь, чтобы было оперативно, но получается, как получается», — резюмировал Уполномоченный. После эту информацию от банков проанализируют эксперты вместе с представителями Нацбанка, а затем будут выработаны предложения по решению.

Оставить отзыв

Отправить

Нажимая на кнопку «Отправить» Вы даете согласие на обработку своих персональных данных в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных»

Данный сайт использует файлы cookies вашего браузера. Заходя на сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование cookies.

Согласиться