База событий

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре
Февраль 2016
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
  • 2016
  • 2017
  • 2018
Декабрь 2018
  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь
  • 2016
  • 2017
  • 2018
Применить

«Конечно же, навоз – это удобрение. Лучше, чем Рустам Нургалиевич, об этом не скажешь!»

29 Ноября 2016
«Поражаюсь, какие глупости в нашей стране делаются!» — гневно заявил президент РТ Рустам Минниханов, когда услышал о том, что фермеров заставляют получать лицензию на обращение с навозом. Как выяснил «БИЗНЕС Online», депутат Госдумы РФ Александр Сидякин провел целую операцию, получив благоприятные для фермеров отзывы из заинтересованных инстанций. А в середине декабря точки над i в Госдуме расставит сам министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.
1 из 1
НАВОЗНЫЙ ВОПРОС «ВСПЛЫВАЕТ» В СТЕНАХ ГОСДУМЫ

Проблемой лицензирования навоза занялись депутаты Госдумы РФ. Как рассказал «БИЗНЕС Online» депутат от Татарстана Александр Сидякин, 14 декабря в повестку дня включен правительственный час министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева. Обсуждать планируется именно «навозный» вопрос.

Напомним, что впервые история с лицензированием навоза в публичном пространстве всплыла еще на одном из заседаний комитета Госсовета РТ. Тогда Юрий Камалтынов не постеснялся назвать вещи своими именами. «Вот мужичок взял 10 коров. Я подсчитал: за месяц это 12 тонн, извините за выражение, дерьма. Навоза! Куда он их денет?.. Всю жизнь навоз возили на поля. Сегодня на поля вывез... Приходит Россельхознадзор и пол-лимона снимает с него, — пояснил он депутатам практически на пальцах. — Вываливаешь навоз — плати штраф!» Но в масштабах республики речь идет об огромных цифрах. В год хозяйства генерируют 5,5 млн. литров навоза КРС и помета птиц. И все это надо как-то перерабатывать.

Однако настоящий резонанс проблема приобрела, поднявшись на президентский уровень 4 августа в ходе расширенного заседания Совета по предпринимательству с участием Рустама Минниханова. Специально созданная проектная группа работала над проблемой лицензирования отходов животноводства. С докладом на совете выступила директор центра экологического сопровождения Эльвира Курбанова. В беседе с «БИЗНЕС Online» она освежила в памяти свой доклад и рассказала в подробностях, почему возникла «навозная» проблема.

Все началось со вступивших 1 июля 2016 года изменений в закон об отходах производства и потребления. Они предписывают предпринимателям сертифицировать деятельность по сбору, обработке, транспортировке и утилизации отходов I — IV классов опасности. А поскольку навоз относится к отходам III (умеренно опасные) и IV (малоопасные) классов, то аграрии обязаны получить лицензии на его сбор, транспортировку, утилизацию и так далее. То есть ходить по инстанциям, получать гербовые бумажки и платить за них немалые деньги. Например, если предприниматель живет в деревне, а его сельхозугодья находятся отдаленно, то если он решит перевезти навоз с фермы на поле, то обязан будет получить на это лицензию. Ведь это уже «транспортировка отходов»! Второй момент — утилизация. «С 1 июля мы должны передавать отходы организациям, имеющим лицензии. Кому попало передавать не можем. А поскольку навоз и куриный помет у нас по классификатору — это отходы, то в отчетности мы должны указать, куда и кому мы его передаем», — поясняет Курбанова. Однако таких фирм в РТ просто не обнаружилось.

Все это весьма недешево. На получение лицензии для небольших хозяйств требуется от 100 тыс. до 1,5 млн. рублей, для крупных ферм — от 400 тыс. до 20 млн. рублей. Учитывая, что в РТ насчитывается около 800 фермерских хозяйств, то размах проблемы вырисовывается серьезный. Ведь фактически без лицензии на навоз фермеры автоматически становятся нарушителями, то есть еще и на штрафы попадают.

«ЭТО ГЛУПОСТЬ! КТО ЭТО ПРИДУМАЛ? КАКОЙ ОТХОД? ЭТО УДОБРЕНИЕ!»

Услышанное буквально шокировало тогда Минниханова. «Я вообще поражаюсь, какие глупости в нашей стране принимаются! — отреагировал он. — Я понимаю, крупные комплексы, где есть экологические вопросы и требования. Но есть фермы, где навоз — это не отход, а продукт дальнейшего использования в растениеводстве. Это глупость! Кто это придумал? Какой отход? Это удобрение! Тогда ферму нужно назвать фабрикой по производству удобрений. И так уже коров никто не держит, а сделаем так, что животных не будет и все будем из-за границы покупать. Все в деревне выросли, навоз до последнего килограмма вносится в огород».

Но — увы. Чтобы доказать, что навоз — это вовсе не отходы, а органическое удобрение, опять придется обойти круги чиновного ада. Надо внести изменения в уставные документы, где прописать, что наряду с молоком и мясом уважаемое КФХ такое-то производит... навоз. Но это еще полбеды. «Раз навоз — это сырье, мы должны получить какой-то документ, что это сырье. Добровольный сертификат качества, например. Он выдается на основании технических условий или ГОСТа. То есть предприниматель должен прописать техрегламент, описав, как из навоза образуется сырье. И потом на основании этого получить сертификат», — объясняет Курбанова. Но и это еще не все. Потому что органические удобрения нужно регистрировать в госреестре как агрохимикат. Нельзя ведь непонятное абы что вносить в родную землю-матушку! «То есть мы заявляемся в минсельхоз — и там еще полтора-два года хождения и оформления документов», — говорит она. Причем проделывать этот титанический труд должно по отдельности каждое предприятие...

Вступился за фермеров и глава минсельхоза РТ Марат Ахметов, который успокоил, что сворачивать животноводство целой республики из-за какой-то нелепой бумажки никто не станет. «Пусть кто-то попробует оштрафовать за то, что у него навоз. Экологам есть куда идти, пусть идут на свалку, где есть мусор, а не туда, где навоз», — пригрозил тогда Минниханов контрольным органам.

«Его (Рустама Минниханова — прим. ред.) реакция последовала моментально, — вспоминает бизнес-омбудсмен РТ Тимур Нагуманов. — Фактически тема была поднята на федеральный уровень. Тогда же вопросы у проверяющих и надзорных органов к фермерам отпали. Сейчас их не штрафуют за отсутствие лицензий. Однако внедрять технологии обращения с отходами в любом случае нужно. Задача безопасной утилизации отходов осталась».

Нагуманов говорит, что Cовет по предпринимательству совместно с минсельхозом РТ собирал фермеров, проводил опросы предпринимателей, чтобы выяснить, в каком состоянии сейчас в КФХ система обращения с отходами. «Выяснили, что практически в нулевом. У большинства фермеров, к сожалению, нет никаких условий переработки навоза. Поэтому контрольные органы в любой момент могут применить к ним соответствующие санкции и штрафы. Сейчас мы совместно с минсельхозом, предпринимателями и экспертами подбираем и обсуждаем наиболее экономичные и эффективные технологии, которые могут внедрить фермерские хозяйства. После того как мы найдем оптимальный вариант, будем рекомендовать его и дадим разъяснения по внедрению», — рассказал Нагуманов «БИЗНЕС Online».

КАК СИДЯКИН ПРИНЯЛ ВЫЗОВ ПРЕЗИДЕНТА

Пикантности ситуации добавило то, что на том памятном совете в зале оказался только один депутат Госдумы —Александр Сидякин. К нему за неимением других адресатов и обратился президент республики с гневной речью по поводу непутевости некоторых законов, принимаемых в Госдуме РФ. Как выяснилось, Сидякин про наказы президента не забыл (хотя мог бы, ведь в Думе он занимается вопросами ЖКХ, а с 17 ноября начал работу по защите прав дольщиков вместо Александра Хинштейна). Как депутат рассказал «БИЗНЕС Online», критику президента он воспринял в качестве руководства к действию и решил разобраться с проблемой навоза путем множественных депутатских запросов и встреч в высоких московских кабинетах.

Ответы федеральных чиновников (они есть в распоряжении редакции) пока внушают осторожный оптимизм. К примеру, министр сельского хозяйства РФ Ткачев заверяет, что лицензированию подлежит самостоятельный вид деятельности по сбору, использованию, обезвреживанию и транспортировке навоза. Другими словами, если предприятие не получает от этого прямую прибыль, то и получения лицензии по обращению с опасными отходами не требуется. Замруководителя Росприроднадзора РФ Амирхан Амирханов успокоил, что «при использовании навоза в качестве продукта по целевому назначению для собственных нужд» получать лицензию на обращение с отходами не требуется. В своем письме Сидякину первый замгенерального прокурора РФ Александр Буксман заявил, что Росприроднадзор «сведениями о привлечении рассматриваемой категории субъектов предпринимательской деятельности к административной ответственности за такие правонарушения не располагает». Также Буксман сообщил, что обращение депутата о возможных нарушениях законодательства на территории РТ направлено прокурору республики для организации проверки, но сведений о нарушениях в ведомство Илдуса Нафикова не поступало. Буксман также пообещал, что «в случае получения информации о необоснованном привлечении сельхозтоваропроизводителей к административной ответственности органами прокуратуры будут приниматься меры реагирования для защиты их прав и законных интересов».

На сегодняшний день проблема снята, но она потенциально могла быть, рассказал Сидякин «БИЗНЕС Online». «Мы поставили ряд административных барьеров, чтобы это не случилось», — говорит он. Санкции в отношении фермеров могли возникнуть в связи и неодноначным толкованием законов. Но фактически серия запросов дает какую-никакую индульгенцию фермерству всей страны.

«МЫ ПОМОГЛИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯМ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ ИЗБЕЖАТЬ ЭТИХ ВОПРОСОВ»

Все эти ответы не исключают требований включения навоза в реестр агрохимикатов, что требует 1,5 — 2-летней ходьбы по инстанциям.

В результате этой работы группа Сидякина предложила минсельхозу РФ существенно упростить процедуру признания навоза агрохимикатом. И, судя по всему, лед тронулся. Как сообщается в письме главы минсельхоза РФ Ткачева, длинный и мучительный путь госрегистрации пахучего продукта можно существенно сократить. Для этого минсельхоз разработал поправки в ФЗ «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами». В частности, предлагается установить, что «сырье для производства агрохимиката не подлежит госрегистрации в качестве химиката». Сейчас проект отправлен на рассмотрение в органы власти РФ.

«Если фермер выращивает скот и складывает на задворках навоз для личных целей, вот его лицензиями обременять мы не должны ни в коем случае и тем более штрафы для этого вводить», — объясняет свою позицию депутат. Вместе с тем он считает, что не нужно ослаблять контроль за обращением с особо опасными отходами.

«Лицензирование важно по особо опасным отходам, по свиному навозу и куриному помету, если он (предприниматель) где-то его складирует или продает как удобрение, то лицензии нужны. И разговоры по этому поводу со стороны природоохранных и силовых структур небеспочвенны. В РТ была пара уголовных дел с доведенными до конца приговорами, когда складировали свиной навоз, из-за чего проиходило заражение водных источников, и рыба умирала», — вспоминает депутат Госдумы.

ЭКОЛОГИ: МЫ МОЖЕМ ЗАГУБИТЬ СЕЛЬХОЗУГОДЬЯ, ВЫЖЖЕМ ВСЕ!

Экологи также считают, что надо снять на законодательном уровне большую часть проблем с сертификацией навоза как агрохимиката. Если изменения будут приняты, то навоз как сырье больше не нужно будет вносить в госреестр.

«Предприниматель просто разрабатывает техусловия, получает сертификат — и все, он уже освобожден от регистрации в реестре, которая занимает полтора-два года», — говорит директор центра экологического сопровождения Курбанова. Получение сертификата займет от двух недель до двух месяцев и будет стоить от 7,5 тыс. рублей (ежегодно). Стоимость разработки техусловий — от 20 тыс. рублей (один раз).

Вместе с тем Курбанова подчеркивает, что как эколога ее одновременно волнует будущее татарстанских полей, ведь любое послабление у нашего человека приводит к вседозволенности. И где гарантия, что вслед за мелкими фермерами на поля не начнут «гадить» владельцы крупных ферм? В навозе ведь есть много всего. Самым безопасным считается навоз КРС. Но, например, у куриного помета срок перепревания 3 года, потому что там колоссальное содержание мочевины. «Если положить его на почву сразу, мы можем загубить сельхозугодья, выжжем все», — высказывает опасение Курбанова. Свиной же навоз — кладезь всех возможных гельминтов. Также неперепревший навоз приводит к закислению почвы и, соответственно, росту сорняка. «Как от сорняка избавиться? Сыпем реактивы. Что получается? Возникают алергии», — говорит Курбанова.

Как считает эколог, решением проблемы переработки навоза могло бы стать принятие госпрограммы (по аналогии с программой по строительству коровников, овощехранилищ и т. п.), которая помогла бы фермерам со строительством современных навозохранилищ.

«ЭТО ИНИЦИАТИВА МОЛОДЕЖИ, КОТОРАЯ НЕ ЗНАЕТ КРЕСТЬЯНСКИХ РЕАЛИЙ»

Обсудить проблему «БИЗНЕС Online» предложил экспертам — чиновникам, фермерам, экологам.

Николай Титов — замминистра сельского хозяйства и продовольствия РТ:

— Конечно же, навоз — это удобрение! Лучше, чем наш президент Рустам Нургалиевич, об этом не скажешь. Это глупость! Кто это придумал? Навоз — это прежде всего органические удобрения. Да, с крупными животноводческими комплексами, птицефабриками, свиноводческими комплексами можно проработать вопрос о лицензировании. А мелкие, крестьянские, средние хозяйства республики — у них буртование и внесение удобрение было испокон веков и, дай бог, будет и в дальнейшем. Никакие это не отходы. Здравый смысл все-таки должен восторжествовать. Это просто идиотизм, я по другому не могу сказать об этом предложении о лицензировании. Все хотят быстро заработать деньги, но я согласен с президентом РТ: это глупость. Добавить к этому нечего.

Ильнур Мадьяров — директор агротехнопарка «Индюжина»:

— Я думаю, надо добиваться отмены этого лицензирования. Для крестьян это никогда не было отходами, это удобрения. Мы всегда вносили навоз в огород, на поля, и картошка хорошо росла и все остальное. Я даже не могу сказать, почему этот законопроект был принят. Видимо, это инициатива молодежи, которая не знает крестьянских реалий. В деревне они, видимо, не росли, навоза не видели, не понимают, зачем он нужен. Я думаю, это лицензирование нужно отменить как для малых хозяйств, так и для крупных.

Алмаз Фасхутдинов — заместитель директора по экономике ПСХК «Ембулатово»:

 — Я ответ нашего президента, который назвал этот закон глупостью, слышал и полностью с ним согласен. Считать навоз отходами — это, конечно же, абсурд. Тем более что навоз от КРС не такой вонючий, как, скажем, свиной. Наша ферма, к примеру, находится далеко от деревни, все санитарные нормы соблюдены. Мы навоз сначала складируем, а после того, как он переработается, «перегорит», вносим его на поля. Это отличное удобрение! Поэтому мне непонятно, для чего эта лицензия. Я надеюсь, что этот закон будет отменен.

«Я С ПРЕЗИДЕНТОМ СОГЛАСЕН ПОЛНОСТЬЮ. И ТАК УЖЕ ВЕЗДЕ ВСЕ ПРИЖАЛИ»

Юрий Сарапкин — фермер:

— Навоз — это удобрение, зачем его лицензировать как отходы? Поэтому я с президентом согласен полностью. И так уже везде все прижали. Малым крестьянским или фермерским хозяйствам и так тяжело. Я вот уже забыл, что такое дотации — ничего не дают... Лично я пока от этого закона не пострадал. У меня стадо КРС примерно в 500 голов. Приходили ко мне, говорят: «Навоз убирать надо». Но это мое дело, когда его убирать... Я, правда, убрал, но у меня хозяйство находится в таком месте, где много дач, садовых обществ. И осенью эти дачники у меня весь навоз под ноль выгребают, ничего не остается. У меня с этим проблем нет. А эта утилизация, о которой идет речь, что она значит? Кто-то будет за меня этот навоз убирать? Что это за новая фишка? Я не знаю, как это в Европе делается, но в нашей стране необходимости в этом нет. Лучше навоз разбрасывать на полях как натуральное удобрение, чем покупать аммиак и другие искусственные удобрения. Тут же никакой химии, ничего! Не надо заводам дымить... А мы сотни заводов строим, а потом не знаем, кому продать. Поэтому я с президентом полностью согласен.

Дмитрий Спиридонов — руководитель экологического направления центра развития добровольчества в РТ:

— Во-первых, какой-то надзор за тем, как утилизируется навоз, в любом случае нужен. Контроль должен быть. Причем, как мне кажется, не за крупными предприятиями, которые и так все время находятся под контролем, а именно за мелкими предприятиями, фермами. Они-то как раз в большей степени могут нарушать правила, не очень ответственно относиться к данным отходам.

Во-вторых, законы такие нужны, потому что этот экологический вопрос должен регулироваться. Правда, в том виде, в каком этот закон есть сейчас, он, может быть, не совсем реалистичен. Насколько его в реальности можно применять? Поэтому надо взять, может быть, один-два пилотных региона, где можно будет попробовать разные модели реализации данного закона. Потому что в таком виде, в каком он есть сейчас, он малореализуем. Сейчас это создает дополнительную нагрузку на сельское хозяйство, а потом на всех наших граждан. Все должно быть гармонично: и налоги, которые берутся, и контроль, который осуществляется, и развитие сельского хозяйства. В нашем регионе оно составляет существенную часть и нашего бюджета, и нашей экономики.

Источник: Бизнес Онлайн

Оставить отзыв

Защита от автоматического заполнения
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:
Отправить

Нажимая на кнопку «Отправить» Вы даете согласие на обработку своих персональных данных в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных»

Данный сайт использует файлы cookies вашего браузера. Заходя на сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование cookies.

Согласиться